Сюжеты

«К Сенцову или к кому-то еще»

О чем не могут договориться российский и украинский омбудсмены по правам человека

Политика

2
 

Российский уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова рассказала «Новой газете» свое видение разногласий с украинской коллегой Людмилой Денисовой по поводу совместного посещения российских и украинских политических заключенных.

Ранее Денисова заявила о фактическом срыве договоренностей. «Я снова вынуждена констатировать, что Татьяна Москалькова не принимает решения, а только артикулирует то, что ей поручили донести», — заявила она в Фейсбуке, однако так и не ответила на вопрос «Новой», в чем конкретно были нарушены достигнутые соглашения.

Напомним, 9 июня в телефонном разговоре президенты России и Украины Владимир Путин и Петр Порошенко договорились о совместном посещении омбудсменами обеих стран политических заключенных, содержащихся в тюрьмах по разные стороны границы. В течение нескольких дней после разговора президентов уполномоченные пытались договориться о встрече, однако, со слов Татьяны Москальковой, эта встреча постоянно откладывалась из-за высокой загруженности и постоянных командировок обеих участниц. Наконец 15 июня, находясь с рабочей поездкой в Екатеринбурге, российский омбудсмен предложила коллеге незамедлительно приступить к делу.

«Я посмотрела, что у меня здесь недалеко, в какую колонию я могу поехать, чтобы посетить там украинского заключенного, — рассказала Татьяна Москалькова «Новой». — И увидела — есть Омск, там отбывает наказание Штыбликов (Дмитрий Штыбликов — гражданин Украины и России, приговоренный к 5 годам колонии строгого режима по «делу севастопольских диверсантов»прим. ред.). И недалеко. Ну, как недалеко — ночь на поезде. Я предложила Людмиле Денисовой посетить этого заключенного. Она приехать не смогла, вместо нее приехал консул Украины из Новосибирска. Ну, консул — тоже хорошо, официальное должностное лицо, полномочный представитель…»

Во время визита к Штыбликову, по словам российского уполномоченного, украинский консул Олег Финогенов провоцировал осужденного на жалобы, хотя «сам Штыбликов сказал, что условиями в колонии удовлетворен».

«Он [консул] спросил его: «Вы получаете материальную помощь?» Тот говорит: «Ну да, получаю, из дома пересылают». «А еще желаете получать?» — «Ну конечно, желаю, и жене полегче будет». Вот в таком ключе был разговор. Я попросила консула в заявлении отразить, что это им самим была предложена помощь, в дополнение к той, что уже получает заключенный».

Также российский уполномоченный обратила внимание, что когда Штыбликов положительно ответил на вопрос о своем желании отбывать наказание на Украине («Ну а почему бы ему не хотеть на Украине отбывать? Конечно, он хочет»), консул ему сразу же дал заранее подготовленное прошение. При этом Финогенов не позволил подшить подписанное Штыбликовым прошение к материалам его дела — и стремительно покинул встречу.

«Хотя, казалось бы, гражданин Украины отбывает наказание по серьезной статье. Почему бы не побыть с ним, не поговорить», — недоумевает Москалькова.

Планы Людмилы Денисовой тем временем никак не вмещали в себя визит в омскую колонию, неподалеку от которой оказалась в тот момент ее российская коллега. 15 июня Денисова отправилась в Салехард, чтобы в колонии «Белый медведь» посетить Олега Сенцова, который на тот момент держал голодовку уже 33-й день. Это посещение не состоялось: Людмилу Денисову попросту не пустили в колонию без Татьяны Москальковой. «И это было ожидаемо, и Людмила не могла этого не понимать!» — оценивает эту попытку российский уполномоченный, предполагая, что главная цель визита Денисовой в Салехард состояла в создании дополнительного скандального информационного повода. Хотя на тот момент между уполномоченными был уже обстоятельный разговор и конкретная договоренность о скорой официальной встрече — сразу после выходных, в понедельник, 18 июня.

По итогам многочасовой встречи 18 июня стало известно, что омбудсмены договорились о «паритетном синхронном перемещении» и согласовали список политических заключенных, которых они были намерены совместно посетить. В список вошли по 34 фамилии с каждой стороны. И буквально на следующий день прозвучало заявление Людмилы Денисовой о саботаже договоренностей со стороны Москвы.

«Мы говорим: состоялось посещение украинского заключенного Штыбликова. Теперь мы ждем от украинской стороны ответного шага — пусть предоставят возможность посещения россиянина. После — опять поедем в российскую колонию. К Сенцову или к кому-то еще, кого нам согласует ФСИН, — говорит о своих ожиданиях Татьяна Москалькова. — Но у меня такое ощущение, что коллеги настроены не на работу, а на постоянное раскачивание ситуации. Личное общение у нас складывается замечательно — а вот работа трудновато идет пока».

В разговоре с «Новой» Татьяна Москалькова подчеркнула, что Олег Сенцов находится у нее на особом контроле: «Каждый день к нему ходит местный уполномоченный Анатолий Сак. Это такой твердый человек, старой еще закалки. От него так легко не отделаешься. И вот он практически в ежедневном режиме присылает мне отчеты, даже с фотографиями. Сенцов не похудел, он даже прибавил несколько килограммов. Писали, что у него зубы выпали, что там чуть ли не цинга — это не так, зубы на месте. Он обрит наголо, но выглядит хорошо. Получает поддерживающую терапию: витамины, глюкозу, белки. С собственного согласия получает. То есть у него фактически там как лечебное голодание получается. Ну а так голодовка, протест — это его законное право».

Вероятно, Анатолий Сак, уполномоченный по правам человека в ЯНАО, — единственный «человек с воли», который поддерживает контакт с Олегом Сенцовым.

На этой неделе руководство колонии сообщило, что украинский режиссер отказался от всех интервью, которые журналисты запрашивали через ФСИН, а также отказался от всех свиданий с родственниками.

Сегодня — 38-й день голодовки Олега Сенцова.

Ольга Боброва, «Новая»

Сенцов жив? В украинском сегменте Фейсбука все заметней этот вопрос

То, что на протяжении недели происходит вокруг, казалось бы, уже достигнутых договоренностей между президентами России и Украины, беспрецедентно — по крайней мере, для Киева. Уполномоченному по правам человека Людмиле Денисовой вроде бы и не отказывают. Но посещение колонии «Белый медведь» в Лабытнанги, визиты в «Лефортово», в симферопольское СИЗО и другие спецучреждения до сих пор не состоялись. Почему — внятных объяснений нет. Как нет информации о состоянии здоровья Олега Сенцова, Владимира Балуха, Станислава Клыха, Дмитрия Штыбликова и Александра Кольченко — все, кроме Кольченко, продолжают держать голодовку.

О Сенцове, впрочем, госпожа Москалькова на днях рассказала в эфире одного из российских телеканалов: мол, он в порядке, даже прибавил в весе два кило. Это заявление, не подтвержденное ни актуальным видео, ни медицинскими документами, нельзя считать ни моральным, ни корректным.

Оно, скорее, похоже на отложенную во времени дурную весть: до конца ЧМ в российских тюрьмах не должны погибать политзаключенные, портить футбольный праздник и бросать тень.

Ирина Геращенко, вице-спикер Рады, сравнила такие игры с человеческими жизнями с процессом освобождения заложников на Донбассе, провела параллель: не представители «ДНР» с «ЛНР» в ходе встреч в Минске, а Кремль решает, отпускать или нет украинских пленных.

«…Чтобы вы понимали, именно так у нас несколько раз срывалось освобождение заложников. Когда вроде все обсудили и договорились, определились со списком и примерной датой. И в последнюю минуту — «нет» без объяснений…»

Людмила Денисова направила Татьяне Москальковой очередное официальное обращение.

Ольга Мусафирова, Киев

Информация обновляется. «Новая газета» продолжает следить за развитием событий.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera